Сайт Юрия Макарова

   

 

Секреты песен Битлз

В этой статье я решил взглянуть на давно известные факты из биографии Битлз с несколько необычной стороны. Мне было интересно раскрыть некоторые технические хитрости исполнения и приёмы звукозаписи.


 

Come Together

Слоган "Come together, join the party" принадлежит психологу и политическому активисту Тимоти Лири, претенденту на пост губернатора Калифорнии, чьим соперником на выборах 1970 года должен был стать Рональд Рейган. Сама фраза «come together» взята Лири из китайской «Книги перемен» и имеет скрытый философский смысл, согласно которому люди разных убеждений должны объединиться на празднике жизни. Джон в то время был одержим идеей борьбы за мир и вместе с Йоко проводил акцию против войны во Вьетнаме Bed-In For Peace в номере монреальского отеля The Queen Elizabeth Hotel. Лири с женой Розмари были приглашены и даже приняли участие в записи песни Give Peace A Chance, в тексте которой упоминались их имена: "Ev'rybody's talking 'bout John and Yoko, Timmy Leary, Rosemary..."

 

Розмари и Тимоти Лири (внизу в центре) в гостях у Джона и Йоко

 

Джон поинтересовался, чем он может быть полезен? Лири предложил написать песню в поддержку его избирательной кампании, кассета с демо-версией которой вскоре была распространена им по всем альтернативным радиостанциям Калифорнии, после чего он считал песню своей. Но по возвращении в Лондон Джон доработал Come Together и Битлз выпустили её на сингле. Лири негодовал по поводу того, как с ним обошлись. Но творческое переосмысление Леннона этим не ограничилось. Фраза "old flattop" взята им из песни Чака Берри You Can't Catch Me, что повлекло за собой судебные иски. На вокальной дорожке Come Together в том месте, где мы привыкли к каноническому звуку "щщщщщщщ", хорошо слышно, как Джон постоянно повторяет фразу "shoot me".

 

Вокальная дорожка Come Together

 

Любопытно, что эта же фраза звучит в неизданной песне Битлз Watching Rainbows (примерно с 1:54) из Get Back Sessions, записанной ранее 14 января 1969 года. В ней угадывается вокальная манера исполнения Боба Дилана. Джон здесь играет на электропиано Rhodes и поёт, Пол исполняет партию электрогитары (партия баса отсутствует), Ринго играет на барабанах, Джордж не принимал участие в записи. Эта вещь стала как бы квинтэссенцией сразу нескольких песен Битлз: Come Together, I've Got A Feeling и Mean Mr. Mustard, в записи которой Пол и Ринго тогда принимали участие. В ней также слышны фразы из более ранней вещи I Am The Walrus.

 

Watching Rainbows

 

Трудно сказать, какой смысл Джон вкладывал в фразу "shoot me", скорее всего ничего конкретного, просто шутка. Битлз часто морочили голову фанатам, особенно американским, которые рассматривали каждое их слово под микроскопом. Можно только догадываться, как воспринимали такие вещи люди неадекватные, что в конечном итоге привело к трагедии 1980 года.

 

Tea Towel

Особенностью звучания барабанов поздних Битлз является так называемый эффект Tea Towel, очень популярный у групп конца 60-х начала 70-х годов, во многом определивший звук того времени. Барабаны накрывают куском ткани, в данном случае "Чайным полотенцем". При ударе резонируют в основном пружины в нижней части барабана, а верхняя мембрана глушится тканью. Звук приобретает хлёсткий плотный оттенок с коротким затуханием, который оставляет в миксе больше пространства для других инструментов. Битлз использовали этот приём игры начиная примерно с "Белого альбома", и его невозможно спутать ни с чем другим. Если внимательно посмотреть кадры фильма Let It Be, на которых снято выступление группы на крыше штаб-квартиры Apple Corps на Savile Row, то можно увидеть, что малый барабан Ринго (Snare) и большой том (Floor Tom) накрыты тканью. Tea Towel, - это небольшое льняное или хлопковое полотенце для рук, которое с середины XIX века используют для сушки посуды после мытья, сервировки стола или для выпечки. В английской культуре применение этому предмету нашлось также и в музыке.

 

Чайное полотенце Ринго

 

В следующем звуковом примере хорошо слышна разница между обычным и накрытым тканью барабанами. Если в песне With A Little Help From My Friends звучит незаглушенный Snare, то в Dear Prudence уже с Tea Towel. Битлз всё время экспериментировали со звуком.

 

Разница звучания барабанов

 

In My Life

В песне In My Life рассказывается о ностальгических воспоминаниях Джона времён его детства ещё задолго до битломании, поэтому звучание нужно было выдержать в классическом "вечном" стиле. Пол Маккартни утверждает, что написал большую часть мелодии под впечатлением от The Tracks Of My Tears Смоки Робинсона и The Miracles, которая интонационно действительно напоминает In My Life. 22 октября 1965 года в Студии №2 Abbey Road с 10.30 до 11.30 состоялась запись соло-инструмента в третьем дубле песни. Продюсером был Джордж Мартин, ему помогали инженер Стюарт Элтэм и второй инженер Майк Стоун. Запись проходила в отсутствии Битлз, которые специально для этого оставили несколько тактов аккомпанемента. Как было написано на коробке со студийной лентой, вначале Мартин сыграл на органе Hammond, звук которого был навеян произведениями Баха, но результат ему не понравился.

Перезапись солирующего инструмента требовала стирания предыдущей записи, поскольку все дорожки были уже заняты. Идея была в том, чтобы добиться звука клавесина в стиле барокко. Но слишком быстрые пассажи на клавесине требовали виртуозного исполнения. Тогда Джордж Мартин нашёл простое и изящное решение. Фонограмму с аккомпанементом он воспроизвёл на замедленной вдвое скорости 7,5"/сек, под которую сыграл сложную партию на фортепиано в удобном темпе на октаву ниже. При воспроизведении на обычной скорости, помимо увеличения частоты основного тона, атака взятых нот уменьшилась вдвое, что приблизило тембр к звуку щипкового клавесина. Это фортепианное соло навсегда вошло в историю музыки.

 

Фортепианное соло в In My Life

 

Multitracking & Artificial Double Tracking

Первые два альбома Битлз Please Please Me и With The Beatles были записаны на двухдорожечных магнитофонах EMI BTR-2 (British Tape Recorder 2 Tracks). На одну дорожку записывали предварительно смикшированные аккомпанирующие инструменты: барабаны, бас, ритм-гитару и акустическую гитару, на другую, - вокал и солирующие инструменты. Начиная с I Want To Hold Your Hand Битлз перешли на 4 дорожки. В 1965 году студия Abbey Road закупила 5 магнитофонов Studer J37 по цене £8000 каждый. Они позволяли записывать инструменты раздельно на 4 дорожки и послойно накладывать запись с нескольких дорожек на одну или две, что открывало безграничные возможности в экспериментах со звуком. Правда качество звука при постоянной перезаписи падало. Учитывая технические требования Битлз, инженер EMI Кен Таунсенд разработал способ синхронизации двух Studer J37 при помощи записи на отдельную дорожку синхросигнала частотой 50 Гц, что позволяло работать с семью звуковыми дорожками одновременно.

Таунсенд обратил внимание на тот факт, что звуковой сигнал с каждой дорожки можно было снимать в двух местах с небольшой разницей во времени, - с записывающей и воспроизводящей головок, находящихся на расстоянии полутора дюймов друг от друга. Магнитофоны имели модульную конструкцию и легко позволяли менять маршрутизацию сигнала.  Если подать сигнал с записывающей головки на второй магнитофон, то его звук можно смикшировать с сигналом воспроизводящей головки первого, чуть сдвинутого во времени, и получить эффект звучания в унисон двух сигналов. Покачивая влево-вправо ручку осциллятора Levell TG-150M, и внося тем самым рассинхронизацию работы электродвигателей обоих аппаратов, вы сдвигали во времени второй сигнал чуть раньше или позже относительно первого в пределах 8-12 миллисекунд, как при живом исполнении. Это избавляло от рутинного наложения простого дублирующего вокала, всё делалось с одного раза. Так был изобретён культовый для того времени эффект Artificial Double Tracking (искусственный дабл-трэкинг). Сейчас этот эффект можно легко получить при помощи цифрового дилэя с плавающим временем задержки, а в те времена все открытия делались в процессе работы.

 

EMI BTR-2 Levell TG-150M Oscillator Studer J37 Four Track Machine

 

БГ в гостях у Джорджа Харрисона

Следующая история не имеет прямого отношения к теме этой статьи, но для любителей музыки она представляет несомненный интерес. В 1988 году Борис Гребенщиков выехал в США для записи англоязычного альбома Radio Silence, который продюсировал Дэйв Стюарт. Организатором поездки выступила американская компания Belka International, названная так в честь собаки, побывавшей в космосе. Её соучредителем был Кенни Шаффер, известный как изобретатель беспроводной электрогитары, пиар-агент Джими Хендрикса, Стивена Тайлера, Тодда Рандгрена и Элиса Купера, муж советской актрисы Аллы Клюки. В 1970 году Кенни Шаффер приобрёл права на прокат в США фильма Алехандро Ходоровски «Крот», от которого Джон Леннон был в таком восторге, что пожертвовал миллион долларов на следующий фильм режиссёра «Священная гора», дав ему полную свободу действий. Аллен Кляйн, который тогда вёл все финансовые дела Леннона, урезал бюджет до 750 тысяч, а остальные деньги, как говорят, присвоил себе. Фильм начинается с титров «Аллен Кляйн представляет», при этом имя Джона нигде не упоминается, хотя фильм снят полностью на его деньги. На гитаре, спроектированной и изготовленной Шаффером, Леннон играл на сессиях Double Fantasy.

Кенни познакомил Гребенщикова с такими западными музыкантами, как Фрэнк Заппа, Джордж Харрисон, Том Петти, Сьюзанн Вега и Лори Андерсон. Какое то время БГ вёл переписку с Дэвидом Боуи через Джоанну Стингрей, которая привезла из Советского Союза альбом «Радио Африка». Диск понравился Боуи, и в подарок Гребенщикову он прислал гитару Fender Squier, которая впоследствии перешла к гитаристу Аквариума Александру Ляпину. В Нью-Йорке БГ и Боуи встретились в одном из ресторанов на Таймс-Сквер как старые знакомые, и прекрасно провели время в компании Игги Попа, Лу Рида, Дебби Харри и Криса Стейна. По признанию самого Гребенщикова, в них не было ни капли снобизма, это было по-настоящему человеческое общение.

 

Кенни Шаффер и Джон Леннон

Титры фильма «Священная гора», 1973 г.

БГ и Дэвид Боуи, Нью-Йорк, 1988 г.

 

В мае 1988 года в доме Дэйва Стюарта в Лос Анджелесе состоялись сессии звукозаписи первого альбома The Traveling Wilburys. В гастрольном расписании Боба Дилана появилось окно, поэтому нужно было уложиться в десять дней. Пятеро музыкантов, - Джордж Харрисон, Джефф Линн, Том Петти, Боб Дилан и Рой Орбисон, рассевшись в круг на кухне у Дэйва, играли на акустических гитарах под драм-машину. Когда аккомпанемент очередной песни был готов, на следующий день записывали вокал. Это происходило уже в другой комнате, специально оборудованной звукоизоляцией. По признанию Тома Петти, всем руководили Харрисон и Линн, которые уже имели опыт совместной работы над альбомом Cloud Nine. Джордж лично прослушивал каждого и решал, кто должен петь в какой вещи. Многодорожечную запись дорабатывали уже в Англии в домашней студии Харрисона FPSHOT (Friar Park Studio Henley-On-Thames). В ней принимали участие барабанщик Джим Келтнер, саксофонист Джим Хорн и перкуссионист Рэй Купер.

БГ, который тогда вместе с женой Ириной и маленькой дочкой Василисой гостили пару дней у Харрисона в его поместье Friar Park, вспоминает. "Мне фантастически повезло, в 1988-м году я имел удовольствие и привилегию слушать все эти записи еще несведёнными и необработанными. Пять голосов, пять гитар и ударная машинка, - дома у Джорджа Харрисона в присутствии половины The Traveling Wilburys. И расчувствовавшись совсем, сказал Джорджу, что в моем представлении это музыка нового десятилетия. Сознаюсь, я ошибся тогда, - это была не музыка 90-х, это музыка вечности. Помню, как попал к нему в гости, в его дом. Они там сидели наверху в студии, - Дэйв Стюарт и прочие, и очень боялись позвать меня, потому что не знали, как русский будет реагировать. Потом, когда я это понял, было очень смешно и печально. Мы с Рэем Купером немножко выпили, в итоге все сошлись в хорошей форме и долго и оживленно беседовали, очень в итоге понравились друг другу." На нижнем фото, сделанном Кенни Шаффером, слева направо: Джордж Харрисон, Том Петти, Шиван Фэйи (Bananarama), Джефф Линн, Оливия Харрисон, Рэй Купер, Дэйв Стюарт, внизу Борис Гребенщиков с дочерью Василисой.

 

БГ в гостях у Джорджа Харрисона, Friar Park, 1988 г.

 

Для любого битломана Friar Park имеет такое же культовое значение, как и студия Abbey Road, и попасть туда в 80-х годах советскому человеку, - всё равно что побывать у инопланетян на летающей тарелке. Но в отличие от большинства отечественных рок-музыкантов, слишком озабоченных собственным имиджем, БГ занимался музыкой в самом высоком смысле этого слова, не придавая большого значения границам, разъединяющим людей. Влияние Харрисона и восточной культуры наиболее ярко выразилось в его музыке на примере таких вещей, как "Вести с огорода" из альбома "Пятиугольный грехъ" 2000 года.

 

Инструментал "Вести с огорода"